Понедельник, 23.10.2017, 16:13

Приветствую Вас Шпион | RSS
Kamelot
ГлавнаяРегистрацияВход
[ Новые сообщения · Участники · Правила форума · Поиск · RSS ]
Страница 1 из 11
Модератор форума: Phalaris 
Форум » Таверна "Весёлая свинья" » Народное творчество » Страж Империи
Страж Империи
AmonДата: Воскресенье, 19.12.2010, 18:13 | Сообщение # 1
Граф
Группа: Рыцари
Сообщений: 263
Награды: 5
Репутация: 7
Статус: Offline
Заходящее солнце вливалось в окна старого трактира, что стоял недалеко от гавани Гирана.
Официант с подносом в руках сновал меж столов, за которыми сидели хмельные посетители.
Герои древности взирали на публику с висящих вдоль стен картин. Свободное пространство между полотнами занимали гербовые щиты и старинное оружие. Под потолком на специальных плашках крепились засушенные головы сраженных чудовищ, которыми иногда расплачивались за выпивку обнищавшие искатели приключений. Из раскрытых сморщенных пастей торчали зажженные лучины.
Толпа уставших путников сонно гудела. Слышались тихие переговоры и стук поднимаемых кружек. В камине трещали дрова, томно шипело жарящееся на вертеле мясо, наполняя помещение пленительным ароматом.
Хозяин заведения с удивлением взирал на столь спокойную атмосферу в портовом кабаке.
Идиллия продолжалась до полуночи, когда в трактир ввалился пьяный менестрель с лютней наперевес.

-
В потертой, местами рваной коже, в ветхом плаще с накинутым на лицо капюшоном он возник на пороге. Звонко ударив по струнам, менестрель поклонился обернувшимся в его сторону посетителям.
- Славного вам вечера, достопочтенная публика! Почему сидим, скучаем? Ни мордобоя нет, ни пьянки славной!
Трактирщик кивнул сидящему около входа орку, дабы тот выпер нарушителя спокойствия как можно скорее, но ловкий менестрель одним прыжком очутился в середине зала, взобрался на стул и воскликнул:
- Скуку развевать - профессия моя! С вас выпивка иль деньги - сказание с меня! На свете белом я живу поди уж сотни лет. Из глубины седых веков передаю привет!
Посетители оживились, восторженно загудели. Многие повставали с мест и окружили странствующего певца, оттеснив вышибалу в дальний угол.
- Насколько глубоки твои века? - с усмешкой спросил белобородый гном, стукнув кружкой по столу. - С момента, как вылез я из шахты, прошло почти тысячу лет! Знаешь ли ты больше моего, юнец?
Менестрель хохотнул и указал на картину, висящую над стойкой трактирщика. С полотна грозно взирал могучий воин в алой мантии поверх величественных доспехов. В черных как смоль волосах, обрамляющих суровое волевое лицо, сверкала золотая корона.
- Когда из шахты выполз ты, мой старый добрый гном, сей человек Аден скрепил печатью и мечом. Людей, беспомощных и слабых, под общим флагом он сплотил. Повел их против эльфов, орков, и вас он тоже покорил. И мне смельчак навешал тоже. И оттого проблемы с рожей.
Менестрель откинул капюшон, обнажив обожженную голову с изодранными ушами. От виска до губы лицо эльфа наискось пересекал рваный белый шрам.
Толпа разом ахнула и затихла.
- Но не о том пойдет рассказ, - певец сощурил левый глаз. - История сия знакома всем, ведь в детстве в школе все учились. Но мне известно много тем, что вам, поверьте, и не снились. Сегодня расскажу я вам, как храбрый воин Шунейман, гремя доспехом и мечом, повел свои войска в Эльмор.
Менестрель оседлал стул и повесил лютню на плечо. Тут ему на глаза попалась еще одна картина, при виде которой хмельной балагур растерял весь свой настрой. На картине была изображена рыжеволосая девушка в сверкающем белоснежном платье. Она задорно смеялась, ослепляя зрителей восхитительной улыбкой. Причиной смеха прекрасной незнакомки являлся забавный дракончик у нее на руках, пытавшийся лизнуть хозяйкину щеку.
Эльф подошел к полотну и осторожно провел рукой по лицу девушки.
- Эй! - крикнул трактирщик. - Не испачкай, эта картина очень дорогая!
- Вы даже представить себе не можете, насколько, - шепнул менестрель. - Я расскажу вам историю этого творения.

1
Шунейман, тогда еще король объединенного кровью и огнем Адена, вошел в тронный зал. Стоящие вдоль алой ковровой дорожки воители подняли мечи.
Под приветственные крики толпы властелин подошел к лестнице, ведущей к трону. Наверху, у оббитой золотом скамьи, с короной в руках стоял Диллиос - глава круга магов, второе лицо в Афене после непосредственного лидера.
Волшебник улыбался, поглаживая драгоценные каменья оправы. Шунейман выглядел мрачнее тучи. Что-то терзало сердце молодого завоевателя.
Диллиос знал, что именно.
Незавершенное дело.
На ступенях, полукругом выпирающих из стены, стояли делегации эльфов и гномов. На лицах светлых читались печаль и горе - они не могли простить людям гибель родных лесов. Но угроза уничтожения главной святыни заставила пойти на позорные уступки.
- Наш король, - молвил высокий худощавый эмиссар, протягивая Шунейману небрежно отесанную палку с несколькими прутьями на конце, - прими в дар частицу величайшей драгоценности эльфийского народа. Пусть эта ветвь Древа жизни станет знаком нашего покорнейшего признания твоей власти над всем Аденом.
Эмиссар преклонил колени перед королем. Шунейман с усмешкой принял обрубок, но едва не потерял равновесие от хлынувшей по жилам энергии. Внутри невзрачной ветки заключалась невиданная магическая сила.
- Благодарю за щедрый дар, эльф.
- Ничто не может быть щедрее вашей милости, мой король.
Посланник поднялся и попятился к сородичам. Следующими подносить дары вышли гномы.
Шахтеры и дельцы, гномы знали толк в торговле и добыче, но слабо владели придворным этикетом. К властелину неуверенной походкой приблизился старый шахтер в покрытых сажей и копотью доспехах. Но длинная борода - главный авторитет горного народа - сверкала пуще свежего снега.
- Прости, король, за мой неподобающий вид, - сказал гном, опускаясь на колени. - Шахтная пыль сильно въелась в доспехи - всей бригадой драили, а они все равно черны как смоль. Благо, бороду успел отмыть.
Шунейман улыбнулся и положил руку на плечо старика.
- Тебе нечего стыдиться. Твой труд - твоя гордость, и не мне тебя судить.
- Несколько дней назад, - продолжил гном, - в самой глубокой шахте мы обнаружили удивительный камень. Прочный, как высший сорт железа, но легкий, словно стеклянный сплав. Проходчики назвали чудо-камень базальтом, в честь обнаружившего его шахтера. Совет старейшин определил находку как дар самой Мафр, и поручил бригаде лучших кузнецов сотворить оружие, достойное величайшего из героев. Три дня и три ночи маэстро кузнечного дела корпели над камнем, пока не сотворили этот молот.
Гном протянул королю изысканный дробитель иссиня-черного цвета.
- Лучшего сокровища нет и не было в народе гномов. Потому старейшины посчитали молот подобающим подарком для нашего властелина.
Шунейман взял молот и слегка подбросил, пробуя вес. Дробитель действительно оказался легким, с идеальной балансировкой. Но настолько ли он крепок, как говорил гном?
Король занес молот над головой и с силой обрушил на ступень. Раздался могучий рокот, будто гром небесный прозвучал в стенах зала. Во все стороны брызнули искры и каменное крошево. Стоящий у трона Диллиос с трудом удержался от падения – столь велико было сотрясение от удара.
В мраморе лестницы осталась глубокая выемка, похожая на кратер от падающей звезды. На бойке молота не виднелось ни единой царапины.
- Ваш дар превосходен, гном. Отныне этим молотом я защищу верных вассалов от любого зла.
Глаза старика заблестели, и он поспешил вернуться к своим. В отличие от эльфов, гномы несказанно возрадовались тому, что Шунейману подарок пришелся по душе. Ведь во время великой войны горцы далеко не сразу оказали людям помощь, отдав предпочтение эльфам и оркам, и королевский гнев мог запросто стереть предателей с лица земли.
Шунейман поднялся к трону и вручил Диллиосу ветвь Древа Жизни со словами:
- Тебе это пригодится больше.
Маг взял ветвь и прижал к груди, упиваясь волшебной энергией. Затем взглянул на короля, сощурился:
- Подарками ты остался доволен. Но все равно что-то тревожит тебя.
- Одного дара не хватает, - процедил Шунейман. - Дара орков. А лучший дар проклятых зеленокожих - это отрубленная башка их предводителя. Пока эти твари не побеждены - королевство не заснет спокойным сном.
- Давай отложим этот разговор. Подданным нужно узреть своего короля. Орками займемся позже.
Шунейман занял трон. Советник возложил на голову покорителя корону.
- Да здравствует богоизбранный король-объединитель Шунейман, который принес в королевство эпоху мира и спокойствия!
Тронный зал взорвался аплодисментами. Лишь эльфийский эмиссар тихо произнес:
- Ценой моря крови и тысяч смертей...

2
Пир после коронации показался Шунейману пыткой. Звон посуды, громкая музыка, пьяные вопли - все вокруг мешало сосредоточиться. Сильное чувство тревоги угнетало душу воителя, и ни вино, ни экзотические танцовщицы, ни изысканные яства не могли успокоить Шунеймана. Несколько часов обязательного застолья отделяло короля от единственного средства, способного изгнать черную тоску.
Едва пир закончился - Шунейман сорвался с места и бросился к выходу. Из-за потерянного аппетита властелин ничего не съел и не выпил, потому был легок и трезв, в отличие от свиты. Пока придворные сопели, уронив головы в салатницы, а то и вовсе свалившись на пол, Шунейман успел незаметно покинуть тронный зал.
Король поднялся по лестнице, миновал короткий коридор и вышел на крепостную стену. Свежий ночной ветер всколыхнул длинные курчавые волосы. Шунейман вздохнул полной грудью и прошептал:
- Лината.
Стоящая у защитного кристалла рыжая девушка обернулась и присела в реверансе. Белоснежное платье заструилось по тонким изящным ножкам.
- Рада вас видеть, мой король.
Шунейман хмыкнул и подошел к перилам. Бесстрашный воитель выглядел слегка смущенным. Он был рад, что ночная тьма скрывала проступившую на щеках краску.
Но Линате не требовались глаза, чтобы видеть происходящее вокруг.
- Прости.
- Нет, ничего страшного, - Шунейман встряхнул головой. - Просто ты последняя, от кого я хотел бы слышать официальные титулы.
Лината подошла сзади и обняла короля за плечи. Шунейман ощутил столь необходимое спокойствие, но душу все равно колыхали сомнения каждый раз, когда он смотрел на север. Туда, где виднелись заснеженные пики гор Эльмора.
- Орки? - шепнула девушка.
- Да. Я не закончил самое главное дело. Я оставил на свободе самую серьезную угрозу. Думаю через пару дней объявлять мобилизацию. Нужно уничтожить эту язву как можно скорее.
- Не спеши. Помни - захватить лишь полдела. Главное - удержать результат. Если ты сорвешься с места и уйдешь вместе со всеми войсками - повториться то, что забрало в жертву сотни жизней.
- Если орки объединят кланы и нападут первыми - будет еще хуже. Из двух зол я выберу меньшую.
Лината вздохнула и крепче прижалась к возлюбленному.
- Тогда возьми меня в поход. Иначе я не переживу очередную разлуку.
- Ты знаешь, что я не пойду на такой риск, как бы сильно не хотелось быть рядом с тобой. Ты останешься в Адене вместе с отцом. Я назначу Диллиоса регентом, он будет править во время моего отсутствия. Ему будет тяжело принимать важные решения без твоих мудрых советов.
Лината улыбнулась.
- Эх ты, льстец. Если ты все же всерьез задумал идти войной на орков, то давай не будем терять ни минуты отведенного нам времени.
Шунейман подхватил девушку на руки и крепко поцеловал.
- Ну, не знаю, сколько минут у нас будет всего, но до рассвета еще часиков шесть. И они до последней секунды принадлежат нам.

3
Через два часа Шунейман оставил свои покои и вышел на стену покурить. Из темноты звучал глухой стук барабанов. Казалось, пьяная челядь проснулась и продолжила банкет. Вот только непонятно, почему костры горят не во внутреннем дворе, а далеко за стенами.
И почему костры двигаются, сопровождаемые странными сполохами пламени?
Бой барабанов усиливался. Звук постепенно сливался в один четкий ритм.
В ритм марша.
Шунейман напряг зрение и вгляделся во тьму. Огни приближались со стороны Эльморских гор.
Но почему никто не бьет в набат, почему стража не заняла позиции? Неужели все напились до бессознательного состояния и не удосужились выставить дозорных?
Шунейман влетел в покои и разбудил Линату. Не дав девушке времени на сборы, схватил ее за руку и помчался в тронный зал, не забыв забрать с оружейной стойки базальтовый молот. Не было смысла облачаться в доспехи - без посторонней помощи данный процесс не представлялся возможным - потому Шунейман ворвался в зал в одних кожаных трусах и сандалиях. Лината робко прикрывалась простыней, сгорая от стыда, однако все возможные созерцатели юной красоты валялись на полу в пьяном угаре. Солдаты, маги, придворная свита, прислуга лежали в самых разнообразных позах. У многих изо рта вытекала странная зеленоватая жидкость.
- Это яд! - воскликнула Лината. - Их отравили. Всех!
Теперь стало ясно, почему орки смогли подойти незамеченными. Оставалось вычислить предателя и жестоко наказать. Очень жестоко.
Быть может, это хитрый эльф?
Нет, он мертв - Шунейман отыскал тело эмиссара среди мертвых сородичей.
Или коварный гном?
Бедный старик валялся под столом с пеной у рта.
- Отец! - закричала Лината. - Господи, неужели он тоже...
Король подбежал к трону, где за столом из особого сорта дерева было отведено место магам Афены. Шунейман осмотрел каждого, но не обнаружил Диллиоса среди мертвецов.
- Его здесь нет. Быть может, он в башне или в кристальной комнате?
Лината приложила ладонь к виску и зажмурилась.
- Не чувствую...
Где-то во внутреннем дворе сильно грохотнуло, послышался треск досок.
- Ломают стену. Нужно бежать. На стартовой площадке привязана моя виверна.
- Но папа...
- Он сам о себе позаботится! - крикнул Шунейман. - Он верховный маг клана!
Спутники бросились к стойлам летающих ящеров. Шунейман первым выбежал на свежий воздух, но тут же отскочил обратно, увлекая за собой Линату. Прямо у выхода полыхнул огненный шар, за ним еще несколько. Благо, что Шунейман не скупился на подарки и регулярно дарил девушке изысканные магические украшения. Они-то и защитили возлюбленную от плевков виверн.
- Их там несколько десятков, - тяжело дыша, сообщил король. - Кажется, орки собрали всю орду.
Шунейман понимал - у спутников нет ни единого шанса, и видел то же в глазах возлюбленной. Король был бы рад встретить смерть в неравном бою, но без Линаты.
Только без Линаты.
Любовь к девушке заставляла из последних сил искать спасение. Погибнуть - значит оставить волшебницу в качестве трофея грязным животным, и Шунейман не мог себе этого позволить.
Думать, думать, думать!
Прикидывать все возможные варианты, просчитывать все вероятности.
Но времени катастрофически не хватало. Орки протаранили внешние врата и уже ломились в тронный зал. Замок окружили со всех сторон, лишив смысла побег через потайные туннели. С каждой минутой зеленая волна подкатывала все ближе и ближе, растворяя и без того призрачные шансы на спасение.
Шунейман взял подругу за руку и спустился в подвальные помещения. Спрятав Линату среди бочек и мешков зерна, король вернулся в тронный зал. Снял со стены щит крестоносца, покрепче перехватил базальтовый молот и встал напротив ворот.
Створки не дрожали, хотя с улицы доносился звон мечей и гортанный орочий рев. Шунейман понадеялся, что подоспели войска из ближайших крепостей, но спустя минуту таран снова впился в измочаленное дерево.
Надежды рушились с каждым ударом, рассыпаясь словно щепки. Король попытался сосредоточиться на предстоящей битве, но мысли о Линате не выходили из головы. Ну зачем он взял ее на коронацию?
Хотя кто знал, что все так обернется?
Точнее, кто-то определенно знал.
Шунейман пожелал предателю вечности в огненном аду. Было немного обидно, что не получится устроить этой твари ад на земле собственноручно.
Ворота протяжно заскрипели и повалились. Король стукнул молотом о щит и бесстрашно ринулся вперед, намереваясь забрать с собой на тот свет как можно больше врагов.
Но из мрака ночи в зал влетели не зеленокожие варвары, а люди в синих доспехах, вооруженные копьями и парными мечами. Копейщиков было мало - они выполняли функцию знаменосцев. На сверкающих алебардах развевались штандарты с изображением волчьей головы на фоне скрещенных клинков.
Корпус Синих Волков генерала Квозера - в прошлом величайшего гладиатора, а ныне близкого друга и советника Шунеймана.
Сам Квозер, весь заляпанный кровью, скомандовал бойцам "смирно", и шагнул вперед. Склонив колено пред королем, он произнес:
- Ваше величество, хочу поздравить вас с коронацией и попросить прощения за то, что явился без подарка.
- Квозер, старый хитрюга! - Шунейман обнял друга за плечи. - Ты только что спас королевство, и смеешь говорить, что явился без подарка?!
Генерал улыбнулся.
- Мы заметили огни пару часов назад и сразу отправились к вам на помощь. В крепости Нарсилл нашлось достаточно ополченцев, плюс, по пути мы прихватили несколько отрядов Волков, расквартированных в Колизее. С севера орков прижал Тхал, прибывший с Пограничной Заставы вместе с отрядом стрелков. Только благодаря им удалось отогнать виверн от замка. А вы, я вижу, неплохо бухнули, пока мы резали зеленокожих.
Шунейман помрачнел, вспомнив о трупах в тронном зале.
- Они мертвы, друг. Отравлены предателем. К тому же, пропал Диллиос.
- Черт возьми! - генерал всплеснул руками. - Стоит оставить тебя на мгновенье - тут же случается какая-то хрень. Кстати, где Лината?
- Я спрятал ее в подвале. Прикажи своим людям обыскать замок - надо найти Диллиоса как можно скорее. Тхал пусть выставит часовых по всему периметру. Остальные пусть разобьют лагерь у ворот. Орки могут еще вернуться.
- Вы все слышали?! - крикнул Квозер своим офицерам. - Выполняйте!
Затем, обратившись к Шунейману, добавил:
- Пошли, приведем Линату. Она, наверное, с ума сошла от ожидания.

Добавлено (19.12.2010, 16:04)
---------------------------------------------
Друзья обыскали весь подвал, но не нашли никаких следов девушки. Шунейман залез в каждую бочку, перерыл каждый мешок - тщетно.
- Быть может, она решила спрятаться в спальне? - предположил Квозер.
Воители поднялись на стену. Вдоль амбразур стояло несколько рядов лучников, целящихся куда-то вверх. Квозер поднял голову и увидел громадную виверну, парящую в десятке метров над шпилями замка.
- Вам что, особая команда нужна? - взъелся генерал на подчиненных. - Вы уже без приказа тетиву спустить не можете? Пристрелите тварь!
- Но командир, там госпожа Лината!
- Опустить луки! - заорал Шунейман.
Стрелки повиновались. Наездник-орк, увидев, что угроза миновала, подлетел поближе. Король заметил связанную Линату, лежащую поперек седла.
- Шунейман! - презрительно прорычал орк. - Самозваный король, угнетатель и тиран! Мы, дети Паагрио, никогда не признаем твоей власти! Но если тебе так дорого это, - варвар схватил девушку за волосы, - отправляйся в горы Эльмора. Я - огненный лорд Зелд, повелитель кланов орков - бросаю тебе вызов.
С этими словами могучий варвар развернул виверну и полетел на север. Шунейман пару минут смотрел ему вслед, затем тихо сказал Квозеру:
- Объявляй мобилизацию. Выступаем завтра в полдень.

4
- Шунейман, собранных сил недостаточно для похода в Эльмор!- в десятый раз твердил Квозер, но король и не думал слушать военачальника.
Он стоял на стене, где в последний раз общался с Линатой, и смотрел на объятые туманом горы. Утреннее солнце играло на величественных доспехах короля, отражалось от щита и тонуло в базальтовой глади молота. От размышлений завоевателя отвлекали лишь резкие звуки рогов, извещающих о прибытии новых солдат.
У стен строились успевшие явиться к утру отряды. Маги Слоновой Кости прибыли полным составом, но все равно их численность была слишком мала: всего-то пятьдесят человек. Следом подоспели искатели сокровищ и стрелки из крепости охотников. За ними три десятка пехотинцев из крепости Антараса.
В течение часа ожидался лорд Орена со своим кланом. К вечеру обещал поспеть наместник Гирана с большим отрядом, собранным из крепостей Танор, Флорана и Аару. К следующему утру успел бы владыка Диона с дружиной из крепости Черепахи.
В общей сложности армия насчитала бы более тысячи профессиональных воинов, но Шунейман и слышать не хотел о задержке на целый день.
Потому идущий походом в Эльмор корпус состоял из вышеперечисленных отрядов, плюс сорок Синих Волков и два десятка стрелков Тхала. Итого две сотни человек.
Какими же воинскими ресурсами обладал Зелд, никто и представить не мог - Эльмор был малоизученной и крайне опасной территорией. Почти все отправляющиеся туда экспедиции не возвращались.
- Генерал Квозер! - к гладиатору обратился один из разведчиков. - Мы обыскали замок и близлежащие территории, но не обнаружили никаких следов магистра Диллиоса.
- Свободен, - вяло ответил Квозер.
Разведчик отдал честь и скрылся.
- Быть может, его тоже похитили? - предположил Шунейман. - Или он использовал магию перемещения?
- Такой волшбой владеют только эльфы. А не мог ли старина Дилл и быть тем самым предателем?
В мир рассвирепевший король схватил генерала за горло и притянул к себе. Квозер почувствовал, как ноги теряют соприкосновение с полом. Странно, что от такой мощи еще не сломалась шея.
- Как ты смеешь даже думать о таком? Диллиос вступил в Афену одним из первых и за долгие годы проявил себя как преданный товарищ и мудрый советник. Вспомни, сколько раз он вытаскивал твою задницу из таких передряг, что вспоминать страшно! И все ради чего? Ради того, чтобы в трудную минуту его объявили предателем?
- Прости, - прохрипел Квозер.
Шунейман ослабил хватку. Генерал плюхнулся и пол и еще долго сидел, приводя дыхание в порядок.
- Что бы ни случилось с бедным Диллиосом - Зелд ответит за это по всей строгости. Трубите общее построение, марш через десять минут!

5
Когда Квозер ушел, Шунейман с минуту постоял на стене и спустился в подвал. Подготовка войск - лишь полдела. Необходимо готовиться не только в мире физическом, но и в мире духовном. Шунейман всегда просил благоволения своего бога перед важными делами, и владыка сущего еще ни разу не отказывал преданному слуге.
Отыскав в стене потайную дверь, король вошел в тайное святилище. В углах черной комнаты мерцали алые сферы, освещая стоящий в центре круглый алтарь, разукрашенный магическими письменами. Над алтарем трудились лучшие некроманты Афены, поэтому святое место обеспечивало прямую и прочную связь с астральным миром.
При появлении человека в углу что-то закопошилось, заскулило. Шунейман подошел к источнику звука и сдернул темное покрывало с клетки. Внутри томился маленький дракончик - любимый питомец Линаты. На теле существа виднелись многочисленные шрамы. Шунейман знал - волшебница никогда бы не простила подобного обращения даже возлюбленному, поэтому тайно выкрал ящера, наврав с три короба про ежегодные миграции детенышей виверн на юг. Доверчивая девушка смирилась с утратой, хотя Шунейман еще долгое время по утрам обнаруживал влагу на подушке любимой.
Питомец так обессилел, что не мог двигаться. Несмотря на ежедневный уход, после каждого жертвоприношения животному становилось все хуже и хуже. Что-то подсказывало Шунейману, что сегодня страдания бедняги закончатся.
Король вытащил дракончика и положил на алтарь. Ящер, предчувствуя, что ему предстоит перенести, задергался, попытался убежать, но лишь без толку истратил последние силы. Поняв, что побег не удастся, дракончик хрипло закричал, вывалив побледневший язык.
Даже в моменты самых жестоких ритуалов существо так не орало. Шунейман даже не предполагал, что эти создания могут издавать столь пронзительные жалобные крики.
Стиснув зубы, король вонзил ритуальный кинжал в основание черепа. Дракончик мгновенно затих. По алтарю заструилась бледно-розовая кровь.
- Эту боль и эту кровь я дарю тебе, всевеликий Грэн Каин. Да напитается твоя душа сим даром и да ниспошлет мне силу темного могущества для свершений во имя тебя, мой бог, - прошептал Шунейман и покинул комнату.
Сквозь толстые стены пробился утробный рев рогов - отряд построился на марш. Не хватало последнего звена - лидера, что поведет войска в бой.
К победе или смерти.

6
Шунейман повел отряд на запад, к башне Слоновой Кости. Оттуда на север, через лес Зла, до западной погранзаставы. У могучих стен, отделяющих королевство Адена от неизведанного и опасного Эльмора, круглые сутки несли службу элитные войска. Впервые за долгие годы пограничники снялись с лагеря, чтобы в полном составе примкнуть к походу. Армия Шунеймана пополнилась сотней отборных мечников и стрелков. Квозер понимал, что даже такое подкрепление не решает дела, но не осмеливался перечить королю после случая на стене. Объятый гневом и горем завоеватель не давал войску ни минуты отдыха. Он шел впереди, не ведая усталости и голода, хотя солдаты с каждым шагом теряли остатки сил. Ситуация ухудшилась, когда климат северного края стал проявляться все сильнее. Буйная растительность, согретая ласковым солнцем Адена, становилась все скуднее и постепенно уступала место снежным проплешинам. В ущелье, через которое лежала дорога в Эльмор, завывал леденящий ветер. Солдаты ежились от холода - легкие поддоспешники не спасали от обледеневшей брони. Выручили маги: они равномерно распределились между отрядами и несли в руках огненные шары. Воины пригрелись и воспряли духом, однако волшебники тратили необходимую в бою Ману, а никто не мог предсказать, какие опасности ожидают впереди. Быть может, отступившие орки сгруппировались и устроили засаду на той стороне ущелья? Шунейману было все равно. Он не желал слушать советов, а после того, как особо назойливый помощник пал под ударом могучего молота, количество советчиков резко сократилось. Усталые и голодные, солдаты миновали злополучное ущелье. Раскинувшаяся вокруг тундра с бедной растительностью и полным отсутствием съедобных трав вызывала страх в душах воинов. Никто не мог понять: как орки выживают в этих жесточайших условиях? Если варвары столь сильны и выносливы, что выбрали своим домом безжизненные равнины и снежные горы, то привыкшим к благам природы людям их ни за что не победить. Но король жестоко карал отступников, потому солдаты предпочитали роптать лишь в своих мыслях. Вслух высказываться никто не решался, и отряд настойчиво шел вперед - в неизвестность. Лишь на исходе дня, когда некоторые воины попадали от усталости, Шунейман согласился на привал. Несмотря на все предостережения Квозера развели костры. Обрадованные отдыхом воители разбрелись по шатрам и подкреплялись скудным пайком - разведчики Тхала обследовали территорию в радиусе трех километров, но не нашли ничего съедобного. Ни трав, ни кореньев, ни дичи. Казалось, Эльмор не рад чужакам и стремится избавиться от непрошеных гостей. Налетевшая на лагерь буря усилила это предположение. Из-за пурги даже самые зоркие стрелки не видели ничего дальше пары метров. В подобных условиях понадобилась бы какая-то десятая часть орды, чтобы тундра стала могилой дерзкого короля. Но орки не спешили нападать. На свет костров явились другие обитатели северного края. Они вышли из снежной бури подобно кораблям, выплывающим из тумана: бесшумно, размеренно и грациозно. Существа отличались огромным ростом и покрытыми белым мехом телами. Их головы с вытянутыми мордами венчали изогнутые бараньи рога. Аборигены были одеты в килты из белых шкур, на поясах которых болтались небольшие палицы. Создания приблизились к лагерю и замерли. Шунейман до самой смерти поминал добром дозорного, которому хватило ума не выстрелить в ночных гостей. Разведчик выпустил стрелу по жерди ближайшего шатра. Сидевшие в нем воины выскочили наружу, подумав, что укрытие свалило ветром. Шунейман, не смыкавший очей с момента атаки орков, вышел из шатра, привлеченный шумом. Рогатое существо указало сморщенным пальцем на короля и произнесло:
- Фавны Варки приветствуют тебя, владыка людей. Воины застыли в нерешительности. Квозер потянулся за мечами, но король приказал не обнажать оружие. Он бесстрашно подошел к фавнам и учтиво ответил:
- Я Шунейман, объединитель Адена, покоритель эльфов и гномов, приветствую вас в ответ. Мы пришли в ваш край с войной, однако жаждем вовсе не вашей крови.
- Можем ли мы узнать, кто ваш враг?
- Орки, - злобно бросил король.
Фавны отступили на шаг и начали перешептываться меж собой. Затем тот, что вел диалог, выступил вперед и сказал:
- Орки и наши враги тоже. Вождь Варка говорит, что враг нашего врага - наш друг.
Шунейман кивнул.
- Ваш вождь мудр.
- Позвольте же проводить вас до нашей деревни. Я думаю, вам будет что обсудить с вождем Варкой.

7
До селения фавнов люди добрались на рассвете. Деревня больше походила на военный лагерь: множество юрт и шатров из шкур, вокруг которых торчали боевые тотемы. На некоторых висели орочьи головы.
Среди высокорослых фавнов люди заметили коренастых горбатых существ. Они были явно старше, судя по морщинистым лицам и длинным бородам, и сплошь обвешаны непонятными побрякушками: кристаллами, отрубленными лапками, кореньями.
Проводник пояснил, что это шаманы - колдуны племени фавнов. Они умеют говорить с духами животных и подчинять силы природы.
Действительно, вокруг деревни бушевал лютый буран, но в самом селении не замечалось и дуновения ветерка. А в огромных котлах варилось мясо антилоп, хотя люди не нашли ни единого следа животных.
Отряд подошел к центру, где стоял небольшой каменный дом. На пороге сидел древний шаман с резным посохом на коленях и курил трубку. На правом глазу колдуна красовалась алая повязка, левый заплыл бельмом.
При появлении гостей шаман встал и, опираясь на посох, приковылял к Шунейману. Принюхался, слегка наклонил голову вбок и прохрипел:
- Я чую запах крови и жажду мщения. Это хорошие ароматы. Они вызваны нашими врагами.
- Я - Шунейман, ко...
- Я знаю, кто ты, юный властелин. Птицы с юга рассказали о твоих подвигах, а ветер из ущелья - о бесстрашии и безрассудстве. Это тоже хорошие качества. Но опасные, если не уметь ими пользоваться.
- Уж поверь, я умею.
Варка рассмеялся и крепко затянулся. Выпустив колечко дыма, продолжил:
- Ты тот, кого мы так долго ждали. Ты ведом сердцем, а не головой. Я стар и слишком мудр, чтобы идти против орков. Поэтому ты поведешь нас.
- Все так просто?
- Да, - Варка подмигнул. - Кому как не тебе я без раздумий доверю свое племя. Эльфов надрал, гномов надрал, и орков тоже надерешь. Так что пусть твои воины отдыхают, а утром следующего дня мы отправимся в поход. Сначала на северо-запад, где осели варвары проклятого Кетры. Если ты поможешь сразить вождя - то я покажу дорогу к деревне Зелда. Фавны, разумеется, присоединятся к тебе.
Шунейман снял перчатку и протянул шаману руку. Варка пожал ее и шепнул:
- Идите, отдыхайте. Не забудьте отведать нашего фирменного мясного супа. А мне нужно поговорить с ветром. Не хочу, чтобы буран мешал походу.

Суп из антилоп оказался выше всяких похвал. Воины наелись до отвала и отдыхали у костров. Шаманы общались с магами, делились секретами и волшебными таинствами. Солдаты фавнов развлекали боевых товарищей песнями и танцами под бой тамтамов.
Шунейман же был мрачнее тучи. Он закрылся в отдаленном шатре, выставил у входа охрану и посвятил весь день мольбе Грэн Каину.
С восходом солнца объединенный отряд в пять сотен бойцов двинулся к поселению Кетра.

8
Варка вызвал сильную метель и направил в стан врага. Вой ветра заглушал бряцанье доспехов и оружия, снег лишал видимости. Отряду удалось подойти к лагерю незамеченным.
Как только лучники натянули тетивы, шаман отпустил ветер, поблагодарив на прощание за подмогу.
Град стрел обрушился на ничего не подозревавших орков. Не дав варварам прийти в себя, Шунейман повел мечников в бой, прикрываемый с левого фланга Синими Волками. Король приказал не прекращать стрельбу, несмотря на вероятность попадания по своим.
Круша всех на своем пути, завоеватель пробивался к центру деревни. Квозер старался не отставать, время от времени прикрывая обезумевшего в пылу битвы командира.
Стремительное наступление ошеломило значительно превосходящих числом орков. Многие варвары, в большинстве женщины и дети, бросились наутек. Но пускаемые вслед стрелы не щадили никого.
Ярость и кровь затуманили разум лидера Афены. Король дробил направо и налево, не различая жертв и никого не щадя. Иногда под горячую руку попадались и свои, но впоследствии все потери списали на коварных орков.
Когда безудержный раш спал, Шунейман обнаружил себя стоящим над изуродованной окровавленной тушей орочьего шамана. Чуть поодаль стояли Варка и Квозер. В глазах гладиатора читался благоговейный трепет, вождь спокойно курил трубку. Вытряхнув пепел на поверженного врага, Варка недовольно прокряхтел:
- Эк ты его отходил. Даже на трофей забрать нечего. Остался один фарш собачий.
- Я выполнил свое обещание! - Шунейман направил на фавна молот. - Теперь очередь за тобой.
Варка улыбнулся и примирительно поднял руки:
- Успокойся, друг. Быть может, стоит отдохнуть перед походом?
- Нет! - рявкнул король. - Выступаем немедленно!


___________

Сообщение отредактировал Amon - Воскресенье, 19.12.2010, 18:15
 
КамиллаДата: Воскресенье, 19.12.2010, 18:31 | Сообщение # 2
Кавалергард
Группа: Друзья
Сообщений: 1024
Награды: 19
Репутация: 35
Статус: Offline



 
AmonДата: Воскресенье, 19.12.2010, 18:46 | Сообщение # 3
Граф
Группа: Рыцари
Сообщений: 263
Награды: 5
Репутация: 7
Статус: Offline
9
Похоронив павших в братской могиле, отряд вернулся в деревню фавнов. Наскоро перекусив, двинулся дальше.
Варка повел союзников на запад, через болото криков - жуткое место, населенное крылатыми тварями. Благо, шаман прекрасно знал местность и провел отряд по отдаленной тропе, которой никогда не пользовались насекомые.
Далее путь мстителя лег на север, в мистическое место под названием долина Святых.
Среди безжизненных пожелтевших камней крылась некая невиданная энергия. Шунейман обратился за разъяснениями к вождю.
- Здесь древние поклонялись Эйнхазад - богине-создательнице всего сущего, - ответил Варка.
- Что за ересь? - вспыхнул король. - Бог един, имя его - Грэн Каин.
- Каин - бог разрушения и тьмы. Он не смог бы создать сей прекрасный мир, несмотря на все желание. Эйнхазад и Темнобог - два первоначала, Порядок и Хаос, Добро и Зло, без которых немыслимо существование мироздания.
- Бред! Кто распространяет это лживое учение!
Варка затянулся и пристально посмотрел на собеседника.
- Камни.
Шаман свернул с проторенной дороги и спустился в небольшую долину. На скале, стоявшей в центре, была высечена крылатая женщина громадного роста. У ее ног стояла каменная плита, покрытая древними письменами.
- Язык гигантов, - заметил Квозер.
- Кто мог сочинить подобную ересь? - процедил Шунейман. - Оказывается, мы, люди, властители Адена - лишь жалкая сборная солянка из самых низших качеств остальных рас. Якобы нас создал бог-совратитель, изнасиловавший собственную дочь.
- Это безумие, - хмыкнул генерал.
- Нет. Это ересь!
Шунейман как следует размахнулся и расколол плиту ударом молота. Затем притащил одну из горных антилоп, которых вели фавны, и перерезал ей глотку ритуальным кинжалом. Пока кровь растекалась по древним письменам, король читал мантру темному богу.
От удивления Варка выронил трубку.
- Что ты наделал?! - воскликнул вождь. - Ты осквернил священное место!
- Это место давным-давно осквернено лживым учением. Я лишь вернул должное своему покровителю.
Радость Шунеймана была недолгой. Камни под ногами задрожали, небеса расчертили тысячи молний. Раскаты грома били так сильно, что многие воины попадали ниц пред разыгравшимся ненастьем.
От громыхания небесная твердь разверзлась, и оттуда спустились крылатые создания со сверкающими мечами. Не произнеся ни слова, они бросились на Шунеймана. Короля спасла реакция Квозера - генерал успел подскочить к лидеру и закрыть собой от ударов. Несколько клинков вонзилось в тело гладиатора. Доспехи не смогли уберечь хозяина от божественной стали.
Шунейман щитом откинул павшего товарища и обрушил дробитель на голову ближайшего ангела. От удара череп раскололся как спелая дыня, во все стороны брызнуло кровавое месиво.
Первым из союзников отреагировал Тхал. Он выстрелил во второе существо, поразив его прямо в глаз. Небесный посланник отшатнулся, закрыв лицо свободной рукой. Шунейман добил его мощным выпадом в живот. Оглушив щитом третьего нападавшего, король занес молот над головой и одним ударом расправился с жертвой.
Как только последний ангел пал, на небе снова воцарилось спокойствие.
- Нужно уходить, - проворчал шаман. - Как можно быстрее. Эйнхазад не простит подобной дерзости.
Шунейман склонился над телом товарища и провел пальцами по векам.
- Спи спокойно, добрый друг. Пусть Грэн Каин дарует тебе вечный рай.

10
На закате отряд вышел на границу снежной равнины. Сокрытая горами от посторонних глаз, равнина стала домом для первых орков, явившихся в мир по прихоти Паагрио.
- Осталось совсем немного, - сказал Варка. - Странно, что зеленокожие нас не встречают.
Вскоре вдалеке показалась массивная стена из серого камня. За стеной виднелись обтянутые шкурами крыши грубо сложенных строений. Над ними высился огромный каменный дворец, украшенный оскалившимися пастями орочьих богов.
- Ну, вот мы и на месте, - сказал Варка, снимая с плеча магический посох. - Сейчас повоюем.
Шунейман встал как вкопанный. Из обессиливших рук выпало оружие и щит. Не обращая внимания на окрики солдат, король как завороженный побрел к деревенским вратам.
На них висело бледное тело в обрывках белоснежного платья. В изуродованном обескровленном трупе Шунейман узнал свою возлюбленную Линату.
- Господи, - прошептал Тхал.
Лината была прибита к воротам ржавыми гвоздями толщиною в палец. Гвозди вбивали в руки и ноги через каждые три-четыре сантиметра с таким расчетом, чтобы пробить кости. После этого ее изрезали ритуальными кинжалами, чтобы кровь медленно стекала на стоящий под ногами алтарь.
Шунейман отлично знал методику этого жертвоприношения.
Он сам не раз занимался подобным, молясь Грэн Каину.
Король пал на колени и обхватил голову руками. Над снегами долины пронесся дикий нечеловеческий вопль. Затем все стихло. Солдаты оцепенели, не раздавалось ни звука.
Шунейман поднялся и толкнул ворота. Створки послушно отворились.
Перед входом во дворец стоял Зелд с огромным двуручным топором. Глаза орка светились дьявольским огнем.
Больше не было видно ни одного варвара. Казалось, деревня вымерла.
- Грэн Каин получил великолепную жертву, - прорычал лорд огня. - Но ему не хватает твоей души на десерт. Тушка короля Адена будет отличным украшением ворот моего дворца.
С этими словами Зелд бросился на Шунеймана.
Изо рта лорда струилась пена – зеленокожий обезумел от ярости и злобы. Король знал – нет ничего опаснее орка в бешенстве, поэтому поспешил укрыться за щитом.
Удар топора расколол крепчайший щит на мелкие осколки и сильно ранил руку Шунеймана. Измятая перчатка засочилась кровью. Владыка Адена взвыл от боли, но сумел найти силы контратаковать. Выпад дробителя ранил Зелда в плечо. Орк зарычал и занес топор для сокрушительного удара. Шунейман успел уйти с линии атаки и всадил боек молота орку в спину. Раздался хруст костей, из обвисшей руки выпал топор. Зелд попытался справиться с оружием одной рукой, но тщетно – топор был слишком тяжел.
Прямым ударом в грудь Шунейман свалил врага наземь. Орк скорчился и тяжело задышал – силы стремительно покидали могучее тело. Король занес молот для решающей атаки, но громкие хлопки отвлекли воина от расправы.
Шунейман обернулся на источник звука и увидел Диллиоса в дверях дворца. Старый маг смеялся и одобрительно кивал.
- Дилл? – удивился король. – С тобой все в порядке?
В ответ магистр достал из-за пояса ветвь Древа Жизни и пустил в собеседника огненный шар. Взрывной волной Шунеймана отбросило на несколько метров. Нагрудник доспехов оплавился и сильно обжег кожу. Обгоревшее лицо пронзило нестерпимой болью.
- Что… все… это значит?
- Ты еще спрашиваешь?! – Диллиос взмахнул руками. – Я потратил годы на разработку этого плана, но ты все равно сумел все испортить! Ты – безмозглый и никчемный вояка, ничего не соображающий в политике. Власть над королевством должна принадлежать только мне – мудрейшему из магов! Я принес в жертву темному богу собственную дочь, и все тщетно! Но ничего. Грэн Каин очень обрадуется твоей душе!
- Скотина! Предатель! – прорычал Шунейман. – Ты отравил всех! Ты привел орков в Аден! Ты убил Линату!
Диллиос пожал плечами.
- Ну, что поделать. Власть требует жертв. Зато теперь все земли Адена и Эльмора будут принадлежать мне!
Шунейман попытался подняться, но израненное тело теряло последние силы. За спиной Диллиоса засиял яркий белый свет. Мир мертвых звал павшего героя.
Постепенно сияние превратилось в фигуру прекрасной крылатой женщины в белых одеждах. Шунейман сразу вспомнил, где видел ее – статуя в Долине Святых. Эйнхазад.
Богиня, невидимая никому, кроме короля, приблизилась к нему и произнесла:
- Я не могу допустить воцарения слуги Грэн Каина. Власть Темнобога принесет в мир смятение и хаос. Я не могу лично повлиять на Диллиоса – сила тьмы в его душе слишком велика. Но ты сумеешь одолеть предателя. Не без моей помощи, разумеется. Но взамен я попрошу серьезную плату.
- Говори, - прошептал Шунейман.
- Вы, люди, навеки отринете учение Грэн Каина и посвятите свою жизнь службе Эйнхазад. Согласен ли ты на такие условия, юный король?
Воитель кивнул.
Эйнхазад снова обратилась свет и влилась в тело властелина. Шунейман ощутил странную, незнакомую силу – силу исцеления и созидания. Раны на теле мгновенно затянулись, мускулы наполнились свежими силами.
Поднявшись, король схватил молот и бросился на Диллиоса. Маг попытался остановить противника колдовством, но темная магия не могла причинить Шунейману никакого вреда. Один удар – один предсмертный крик, и слуга Грэн Каина отправился на встречу с хозяином.

Эпилог
В тронном зале Адена собралось невиданное количество народа. Делегации эльфов, гномов и орков присягнули на верность императору объединенного королевства Эльморадена.
Стоя у золотого трона, Шунейман поведал гостям о начале новой религиозной реформы. В это время по всей стране сносились капища и алтари Грэн Каина и строились храмы Эйнхазад.
Закончив речь, император заметил серебристое сияние над потолком. Подняв взгляд, он увидел призрачную фигуру Линаты в белоснежном платье. Она держала на руках дракончика и звонко смеялась, когда питомец пытался лизнуть ее щеку.

© beljay@yandex.ru


___________

Сообщение отредактировал Amon - Воскресенье, 19.12.2010, 18:47
 
Форум » Таверна "Весёлая свинья" » Народное творчество » Страж Империи
Страница 1 из 11
Поиск:


Copyright MyCorp © 2017Сайт управляется системой uCoz